Что такое казачество (и как с ним бороться)?

На вопрос о том, кто такие казаки не однозначно могут ответить и сами казаки, не говоря уже про госчиновников, которым судьба нарезала делянку по работе или взаимодействию с казачеством. Чиновники не мудрствуя лукаво смотрят в законы или википедию. Что же можно узнать о казаках в сети?

«Казаки́ (др.-русск. козáкъ[1]; укр. козáк; польск. kozak; лит. kazokas; белор. казакі; а также черка́сы[Комм 1][2][3][4][5][Комм 2]) — представители казачества, сложной этносоциальной культуры, сформировавшейся на украинах Московского государства и Речи Посполитой. [6] (в том числе приписное реестровое казачество)»;

«Казачество – это этническая, социальная и историческая группа, объединившихся русских, украинцев, калмыков, бурят, башкир, татар, эвенков, осетин и др»;

«Казаки́ (каза́ки, др.-русск., ед. ч. козáкъ[2]; укр. козаки́, в летописях также: черка́сы) — социальные группы (сословие[3]), в различные времена обладавшие самостоятельными военными, политическими и сословными привилегиями и выделяемые в силу культурной специфики»;

«российское казачество - граждане Российской Федерации, являющиеся членами казачьих обществ». (154 ФЗ);

Заметьте: о казаках, как о народе поисковики уже не упоминают. Так кто же это в понимании чиновника - народ, сословие, социум или члены казачьих обществ?

Рассмотрим казака в более понятном для госчиновника образе – конечном продукте, обладающем определенными качествами и характеристиками, потенциалом использования, прочностью, надежностью и тд. Государство в своей многовековой истории успешно применяло именно качественно изготовленный продукт – казака, выросшего и воспитанного в казачьей общинной среде, которая формировалась не без участия государства, но живущая по своим законам и традициям. Это было в прошлом.
Современность образно характеризуется прямолинейным высказыванием уважаемого боевого генерала Г.Н.Трошева, который будучи советником Президента РФ по делам казачества заявил без излишнего политеса и дипломатии:

"Казачество - такое, какое оно есть сегодня - государство, т.е. власть, не устраивает. С 1990 года возрождение стихийное. В 21-м веке казачество с его "навозным" патриотизмом - анахронизм; общины, традиции - средневековое мракобесие. "Упёртое казачество" современному государству европейского уровня просто вредно. Мы создадим новое казачество - из чего угодно, без так называемых казачьих потомков, тянущих нас назад к феодализму".
http://www.gipanis.ru/?level=365&type=page

Формированию «нового казачества» и положил начало создаваемый реестр. Нет сомнений, что при должном усилии возможно вырядить казаком любого, но от этого набор качеств, присущих казаку у него не появляется, получается эрзац, понятнее говоря – подделка под казака.
Но при массовом производстве таких подделок никуда не исчезает качественный продукт – казак, которого производят казачьи общины, а не 154 ФЗ. Такое вынужденное соседство разного по содержанию, хотя и похожего по форме продукта на рынке ставит вопрос о его себестоимости: если качественный оригинал государство может взять и пользоваться им бесплатно, то в изготовление подделки надо вкладывать массу средств и времени, и при этом она не будет лучше оригинала.
Какой же продукт сейчас нужен государству? Казак или псевдоказак?
Похоже, что не нужны сегодня государству ни оригинал, ни его подделки. Нет спроса, нет востребованности, и понятно, что в скором времени наступит перенасыщение этого рынка. При этом казаки не пропадут, а вот куда деть псевдоказаков, и как списывать потраченные на их изготовление средства?

Примем временно за аксиому следующее: реестр стоит чуть выше общественников по шкале общественной значимости.
Однако, если поставить их в равные условия («приподнять» общественников), то реестр неконкурентноспособен, а если «опустить» реестр до уровня общественников, то он не выживет вовсе. Очевидно, что вертикаль управления реестром держится на чиновничестве, и при отсутствии господдержки эта вертикаль самоликвидируется, в то время, как общественные структуры самоуправляемы. Иначе говоря, нужда в реестре существует пока есть общественники. Эту свою ущербность или роль ложной цели прекрасно чувствуют реестровые атаманы-чиновники. Предложи им сегодня сделать выбор между должностью чиновника или атамана – результат легко и ожидаемо предсказуем. Общественникам выбирать не из чего, для них это дело всей жизни, точнее – сама жизнь.

Вывод прост: существующее противостояние реестра и общественников исскуственное; сам по себе реестр не жизнеспособен; на сегодняшний день ни казаки, ни псевдоказаки государству не нужны; затраты на содержание реестра неокупаемы и безвозвратны, а в целом этот проект убыточен.

Напрашивается как само собой разумеющееся, что от реестра государству пора отказаться, и работать со всеми казаками, выстраивая новые формы и механизмы взаимодействия. Или не работать вовсе, оставив в покое казачество, и дав ему возможность саморазвития. А из бывших сотрудников и граждан создать ЧОПы.

Возвращаясь к словам Г.Трошева, можно выделить в них главное: стихийное возрождение. Видимо это и пугало в конце прошлого века стоящих у власти, сподвигнув их на активные действия по расколу казачьего единства, под ширмой создания «нового казачества».
С того момента прошло достаточно много времени, изменилось многое: государство, президент, внутренняя и внешняя политика, геополитическая ситуация, общество, социальная устроенность, экономика и промышленность, армия, изменились сами казаки, вживаясь в реалии современного государства. Неизменным осталось поставленное на поток производство псевдоказачества. Неужели государственный спрос на подделки так высок и долгосрочен?

Итожа вышесказанное, оцените разнополярные высказывания двух высокопоставленных чиновников, произнесённые почти в одно и то же время:

«Отдельной поддержки реестровых казаков не существует. Мы считаем бессмысленными попытки противопоставить друг другу реестровых и нереестровых казаков. Очень много казаков и их семей просто живут и трудятся в соответствии с вековыми традициями своих предков. Вступая в общественную казачью организацию либо в реестровое казачье общество, они не становятся от этого больше или меньше казаками» А.Д.Беглов. https://rg.ru/2010/05/26/kazaki.html

«Никакому общественному казаку награды никогда не вручат, форму он никогда не получит. И если он, как клоун, будет наряжаться, то это его личные проблемы. Я никогда не буду общаться с нереестровыми казаками. Патриарх наш Кирилл таких вот самодеятельных казаков может предать анафеме» А.Г.Хлопонин. http://zavtra.ru/blogs/2010-11-1061

Очевидно, что верить кому то одному из них, значит не верить другому. Винить их не в чем, они просто не знают, что делать с реестром и казаками дальше. Так не пора ли закрыть этот затянувшийся и непонятный для чиновничества проект с подделкой под оригинал?

Атаман МОО ОКВ
А.Полилов